Хедер и Кисс. Хедер.

25 марта 2014 - ded-pikto
article76.jpg

 

 

Да, втроём. Я, кошка и собака. Точнее, кошка, сОбак и я. 
О Хедере, сОбаке Хеди, было упомянуто только, что есть такой. 
Мама его была добродушнейшей лабрадорихой, папа настырнейшим фоксом. В результате сынок получился средних промежуточных размеров и окрасов, с характером крайних степеней перепадов. А поскольку лап у него было четыре, то с утра, в трёх случаях из четырёх, он вставал добродушнейшим парнем, умницей, милым увальнем и лапочкой. Дома и на прогулке. В четвёртом же лапо-случае это был крайне подозрительный и раздражительный типус, скандалист и вредитель себе на уме. И если в Коньке он ещё как-то сдерживал себя, понимая, очевидно, неотвратимость разоблачения, то вне его он считал себя в своём праве.
Он был на ЗАЩИТЕ прав и свобод, границ и независимости, происков и провокаций. 
Да, вот именно защита происков и провокаций, всего лучше получалась у него. Суммарно если, то кандидатскую по этой теме он, видимо, уже защитил и уверенно шёл на докторскую степень.
При появлении в поле его зрения подозрительных объектов, как то: собаки бродячие и с хозяевами, кошки бродячие и на руках, велосипедисты и бабушки с большими сумками на колёсиках, он мог, покосившись, продолжить играть как ни в чём ни бывало. Мог, покосившись, весело побежать по большому или малому кругу. Мог, покосившись, лечь отдохнуть тут же, на месте, или за соседним кустом-кочкой. Мог, ПОКОСИВШИСЬ,… да что угодно он мог. Главное, если мы успевали заметить это специфическое, но мимолётное "покосившись", то ещё оставались шансы изменить будущее. Если же не успевали… Бывало всякое. Но ничего хорошего уже быть не могло. 
Милое создание выбегало внезапно на минимальную дистанцию к ничего не подозревающему коварному нарушителю. И оглушительно лаяло минимум три раза. Или, максимум один, если противник был не робкого десятка и весовой категории. 
После чего следовала безобразная сцена грызни, возни, царапанья, визга собачьего, если попадалась кошка, визга женского, если бабушка. Велосипедисты и бабушки обходились нам дороже. Собаки и кошки — жальче. 
Нет, нет, САМ ОН НИКОГДА НЕ НАПАДАЛ, если не считать нападением набегание и лай. Первый укус и царап он предоставлял противнику. 
Поэтому бабушки и велосипедисты отделывались "только" испугом, редко, испорченной техникой, ещё реже — ссадинами при падении. 
Кошки на руках страдали ещё меньше. Рук. От кошек. 
С собаками же и кошками, которые сами по себе, поединки заканчивались, в лучшем случае вничью. Как потом он всем им сообщал, — ваше счастье, что меня тут быстро оттащили!
Благо мы без Пояса Вахида* из Конька никогда не выходили. Фляжка с водой извлекалась на раз, открывалась на два и поливала на три, охлаждая пыл соперников. 
Дети, даже на велосипедах, в список коварных нарушителей почему-то не входили. И слава Богу! И, возможно, родословной нашего балбеса. 
Честно говоря, такое с ним случалось не чаще чем раз в месяц или два, но нам хватало. Хотя, если разобраться, велосипедисты и бабушки — всего лишь грубый собачий юмор. За эксклюзивный просмотр которого нам приходилось раскошеливаться.
 
* — Он же ППН, пояс первой необходимости в четырёх чехлах на ремне: малая аптечка (бинт, жгут, перекись водорода, обезболивающее, нитроглицерин, кетонал, супрастин), складной нож, вода, сухая еда, зажигалка и деньги. Название "Пояс Вахида" — сухой остаток довольно глупого анекдота.
 
 
 
Рейтинг: 0 Голосов: 0 388 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!